Россия в современном мире

Экспертно-аналитический портал
Ср, 15 августа 2018Ср
$ 66.75
76.23

Американское посольство переехало в Иерусалим. Что дальше?

30.05.2018

С 14 мая 2018 года город Иерусалим и его жители пребывают в новой реальности, вытекающей из нового статуса города как столицы государства Израиль. Правда, признан он в этом качестве из крупных держав пока только Соединенными Штатами, но этого, надо полагать, достаточно для еврейского населения города, чтобы именовать себя «столичными жителями». До сих пор считали своей столицей Иерусалим только израильтяне, а это недостаточно для легитимации города в этом статусе. Теперь ситуация начинает меняться. 

Примечательно, что и американский президент Дональд Трамп, заявляя в декабре прошлого года о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе посольства туда из Тель-Авива, и израильский премьер Биньямин Нетаньяху в своем выступлении в День Иерусалима (13 мая) подчеркивали, на их взгляд, главное – мир должен согласиться с «правдой», с «очевидностью», которая состоит в том, что Иерусалим был всегда (видимо, до его разрушения римлянами в 70 г. н.э.) и остается столицей Израиля. И тем не менее, претворение в жизнь этой, казалось бы, признанной в Вашингтоне официально «очевидности», затянулось по времени на 22 года: закон по этому вопросу был принят Конгрессом США еще в 1995 году, но его реализация откладывалась с тех пор всеми американскими президентами до нынешнего Д.Трампа. Почему? Из опасений разрушить мирный процесс с палестинцами. Теперь же хозяин Белого дома утверждает, что он не разрушает мирный процесс, а запускает его с новой силой. По его логике, все можно и нужно обсуждать, но с учетом нового статуса Иерусалима (т.е. вопроса, в который упирались уже давно многие другие аспекты урегулирования). Кстати, в повестке, по мнению Трампа и его команды, остается и вариант создания палестинского государства рядом с Израилем и даже со столицей в формально части Иерусалима, но по факту – в пригороде Священного города.

Израиль как ближневосточный приоритет Трампа

И тем не менее, многие аналитики полагают, что с продолжением мирного процесса между израильтянами и палестинцами в прежнем формате (по ранее выработанной «Дорожной карте») будут проблемы. Так, комментатор газеты Financial Times Мехул Сривастава дал этому событию следующую оценку: «Совершив символический перенос посольства из Тель-Авива, президент США Дональд Трамп вопреки давнему международному консенсусу повернет вспять семь десятилетий американской политики и уничтожит надежды на урегулирование на основе создания двух государств - по крайней мере, в глазах палестинцев".

Церемония открытия американского посольства оказалась, как и ожидалось, впечатляющей.  Проходила она в перекрытой для движения транспорта центральной части Иерусалима с участием свыше 800 гостей. Показательно, что сам 45-й президент США не почтил ее своим присутствием, ограничившись видеообращением. Возглавлял американскую делегацию заместитель госсекретаря США Джон Салливан. В составе делегации -- видные персоны: министр финансов Стивен Мнучин, американский посол в Израиле Дэвид Фридман и специальный представитель президента США на Ближнем Востоке Джейсон Гринблатт. Но главными фигурами из США на этом празднике считались ближайшие родственники Трампа - дочь Иванка и его зять, он же старший советник при президенте по Ближнему Востоку Джаред Кушнер.

Открытие американского посольства в Иерусалиме - не только "галочка" о выполнении предвыборных обещаний нынешнего главы Белого дома. В силу резонансности данного события можно говорить, что оно стало важным свидетельством того, что ближневосточная проблематика остается одним из важнейших приоритетов команды Дональда Трампа. Оно как бы подтверждает ту шкалу приоритетов (глобальных и региональных), о которых было заявлено вашингтонской администрацией еще весной 2017 года, когда Дональд Трамп совершил свой первый зарубежный визит. Тогда он посетил Саудовскую Аравию и Израиль. Постепенно стало очевидно, что основное внимание команды Трампа в ближневосточных делах фокусируется на проблемах, непосредственно связанных с Израилем. Другие конфликты в регионе воспринимаются в Белом доме как вторичные по значимости или как таковые, представляющие повышенную угрозу безопасности Израиля. 

Этот вывод просматривается и в контексте назначений основных проводников его политики на израильском направлении. Главной фигурой здесь становится упомянутый Джаред Кушнер. Он известен как особо доверенное лицо президента. Этот 36-летний бизнесмен происходит из семьи ортодоксальных иудеев. Показательно, что и его жена, Иванка, приняла иудаизм. В разгар кризиса вокруг Храмовой горы 24 июля 2017 года Дж. Кушнер координировал усилия США с целью содействовать поиску компромисса между сторонами. Второй знаковой фигурой на израильском направлении стал назначенный Трампом посол в этой стране Дэвид Фридман, имеющий репутацию “произраильского ястреба”, давний и открытый сторонник израильских поселений на Западном берегу и плана перевода посольства США в Иерусалим. Третьей ключевой фигурой на палестино-израильском треке назначен Джейсон Гринблатт, юрист, работающий с Трампом уже более 20 лет. Он не раз прямо говорил, что Иерусалим должен оставаться “единой и неделимой столицей еврейского государства”.

Есть основания полагать, что президентство Дональда Трампа может стать редким периодом, если не полного, то преобладающего согласия между Белым домом и традиционно произраильски настроенным Конгрессом по вопросам Иерусалима и палестино-израильского урегулирования. Выступая 18 июля 2017 года на конференции произраильской лоббистской организации “Объединенные христиане за Израиль”, вице-президент Майкл Пенс сказал дословно следующее: “Я обещаю, что наступит день, когда президент Дональд Трамп переведет американское посольство в Иерусалим. Это не вопрос по существу, а вопрос времени – когда”. (1)

Смещение проблемы с американским посольством из плоскости по существу (“да или нет”) в плоскость “когда” (то есть будет сделано в подходящий момент), вряд ли оказалось сколь-либо болезненным шагом для самого Трампа. Дело в том, что большинство американцев понимают рискованность такого действия для политики США в регионе, да и для их собственной безопасности. Это понимание отражено в общественных настроениях: так, результаты опроса, опубликованные 24 марта 2016 г. авторитетной американской социологической службой Gallup, показали, что только 24% опрошенных американцев выступают за перевод посольства, а 20 – против. Оставшиеся 56% сказали, что не имеют собственного мнения по данному вопросу. А исследование, проведенное компанией IRmep в конце января 2017 г. среди взрослых американцев – пользователей интернета, показало такие результаты: 56.2% - за то, чтобы посольство США оставалось в Тель-Авиве, а 38.3 – за его перевод в Иерусалим. При этом примечательно, что не сильно побуждает Трампа к выполнению его обещаний и одна из самых влиятельных еврейских организаций “Конференция ведущих еврейских организаций Америки”. Ее президент Майкл Хенлейн считает, что к данной проблеме следует подходить с особой гибкостью, не провоцируя дополнительных конфликтов.(2)

Главная проблема - Иран

Конгресс же тем временем следует своей традиционной линии: утвержденная единогласно Сенатом 5 июня 2017 года (в день начала “Шестидневной войны” 1967 г.) резолюция 176 “В честь 50-летия объединения Иерусалима” не только подтверждает неизменную позицию законодателей по Иерусалиму, но и призвана стать напоминанием президенту о его предвыборных обещаниях.

Резолюция Сената, однако, документ политический, стремящийся избегать погружения в пучину религиозных споров. А потому его главные тезисы отражают видение американскими законодателями статуса Иерусалима сегодня и путей урегулирования проблемы вокруг него в будущем. После признания законности объединения города полвека назад американские сенаторы хвалят Израиль за его приверженность религиозной свободе и управлению святыми местами в Иерусалиме при сохранении “доступа лицам всех религиозных конфессий к святым местам в пределах города”. Они согласны с тем, что “постоянный статус Иерусалима остается вопросом, который должен быть урегулирован между сторонами путем переговоров в направлении создания двух государств (Израиля и Палестина – А.Ш.). И в этом плане законодатели выражают признательность арабским соседям Израиля – Египту и Иордании – за соблюдение ими мирных соглашений с еврейским государством. Наконец, вопрос о переносе американской дипмиссии: сенаторы подтверждают действие американского Закона о посольстве в Иерусалиме от 1995 года. (3)

На данный момент администрация Дональда Трампа стремится избегать жестких формулировок в вопросах палестино-израильского урегулирования, ограничиваясь призывами сторон к компромиссам и утверждая свою роль посредника между ними. При этом она подает сигналы о своей приверженности идее решения проблемы на основе “двух государств для двух народов”. Вопрос, однако, в том, к какому из вариантов схемы “два государства для двух народов” склоняется администрация Трампа – к “проарабскому” варианту Обамы, то есть разделу территорий и Иерусалима по линии на 4 июня 1967 г.,  или к варианту Нетаньяху, предполагающему корректировку границ между двумя государствами (“территориальный обмен”) в соответствии со сложившимися реалиями, оставляя Иерусалим “единой и неделимой столицей Израиля” (восточные пригороды могут быть провозглашены в качестве номинальной столицы палестинцев).     

Временной момент для реализации решения о переносе посольства в Иерусалим Трамп, надо полагать, выбирал тщательно. И не ошибся: набиравшее силу противостояние между арабскими монархиями Залива во главе с Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном, с другой, приближалось к своему апогею в контексте происходившего в Сирии и Йемене (достаточно напомнить, что саудовского королевство к маю месяцу уже подверглось целой серии ракетных атак со стороны хуситов в Йемене, поддерживаемых и вооружаемых Ираном). Всеарабская, да и всесуннитская, мобилизация против шиитского Ирана шла полным ходом, а это означало, что арабские монархи смотрели на Трампа с надеждой на то, что его антииранские заявления будут воплощены в жизнь. Так и произошло: 8 мая президент США заявил о выходе своей страны из Совместного Всеобъемлющего Плана Действий (СВПД), подписанного с Ираном в июле 2015 года его предшественником Бараком Обамой, другими постоянными членами Совбеза ООН, а также Германией. Тем самым дан толчок восстановлению санкционного режима в отношении Ирана - даже вопреки позиции Евросоюза. На этом фоне никаких бурных реакций протеста на уровне арабских элит и даже "арабской улицы" против переноса американского посольства в Иерусалим не произошло. 

Как и ожидалось, триумфальное для израильского премьера Биньямина Нетаньяху событие – официальный перенос посольства США в Иерусалим – было омрачено разве что эмоциональным возмущением и словесными декларациями со стороны арабских и мусульманских стран, а также серийными выступления сторонников группировки ХАМАС на Западном берегу (волны атак на разделительную с Израилем стену).  Между тем еще лет пять-шесть назад можно было ожидать намного более резкой реакции арабов в целом против подобного шага США. Теперь ситуация иная: арабские монархии и Израиль, по сути, совместно выступают против общей угрозы для них в регионе – Ирана. А это объективно смягчает остроту проблем, которые еще остаются между ними. Среди таковых – и проблема Иерусалима.  

_____________________________________________________________

1). Gryboski M. American Embassy Will Be Moved to Jerusalem, Vice President Pence Says. The Christian Post, 18.07.2017.

2) Newport F. Jerusalem, Jews and the Presidential Candidates. Gallup, March 24, 2016. Available at: http://www.gallup.com/ opinion/polling-matters/190283/jerusalem-jews-presidential-  

    candidates.aspx (accessed 20.06.2017).

3) См. подробнее - Шумилин А. Проблема Иерусалима в ближневосточной политике США. Мировая экономика и международные отношения, 2017, № 12, т. 61, сс. 43-51. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-12-43-51 (https://www.imemo.ru/jour/meimo/index.php?page_id=685&id=8239)



Александр ШУМИЛИН, главный научный сотрудник Института Европы РАН
Loading...