Россия в современном мире

Экспертно-аналитический портал
Пн, 22 октября 2018Пн
$ 0.00
0.00

В Сирии начинается новая война - между Ираном и Израилем

24.04.2018

Не проходит практически и дня без обстрелов «неопознанными» артиллерией и истребителями объектов на территории Сирии, связанных с Ираном или террористической шиитской группировкой Хизбалла. Ситуация выглядит странно, поскольку уже никто не сомневается в том, что «неопознанные» летательные аппараты принадлежат Израилю и управляются штабами ВВС этой страны. По мнению военных экспертов, вероятная поставка российских ЗРК С-300 армии Башара Асада может спровоцировать мощную атаку израильских ВВС с целью воспрепятствовать развертыванию этих противоракетных систем. 

Пока же очевидная всем реальность (вовлеченности Израиля в боевые действия в Сирии) по-прежнему не подтверждается ни военным, ни политическим руководством в Иерусалиме. Не признается, поясним, каждая отдельная акция, но общий посыл, регулярно озвучиваемый лично премьером Биньямином Нетаньяху, ясен до предела: Израиль «не потерпит военного присутствия Ирана у своих границ, в том числе в Сирии».

Израильское руководство обвиняет Иран в стремлении превратить Сирию во враждебный плацдарм с десятками тысяч бойцов из подконтрольных шиитских милиций, постоянными сухопутными, морскими и воздушными базами. В Иерусалиме обещают воспрепятствовать этому, в том числе силовыми средствами. Вот одно из заявлений премьера, с которым он выступил в конце ноября прошлого года: «Мы многократно разъясняли, что не приемлем ядерного оружия в руках Ирана и не допустим военного присутствия Ирана возле наших границ, в Сирии или в любом другом месте. Благодаря трудам поколений мы создали все из ничего, и невозможно обратить все в ничто».

Такого рода заявления особенно часто приходится слышать сейчас Владимиру Путину. Ситуация, в которой оказывается Россия со своими партнерами в Сирии (правительством Башара Асада и Ираном), все сильнее омрачает не только доверительное общение лидеров России и Израиля, но и ставит под угрозу сами отношения между этими государствами. Проблема в действительности сводится к простой формуле: военные успехи Асада–Путина–Рухани означают почти неминуемое вовлечение Израиля в сирийскую бойню. Ибо, в понимании большинства израильтян речь идет о «жизни и смерти» («невозможно обратить все в ничто»).

Контакты между руководством России и Израиля в связи с Сирией развиваются, несомненно, – без всякого тяготения к теории заговора – в двух плоскостях: публичной (выражение взаимных симпатий) и непубличной, где достигаются весьма малоприятные для третьих сторон договоренности, которые, заметим, легко наблюдать в процессе их реализации. Вот одна из них: Россия воздерживается от поражения своими силами «неопознанных» летательных аппаратов скорее всего после соответствующего уведомления из Иерусалима. Позднее, однако, эта договоренность трансформировалась в иную: Россия не сбивает эти аппараты, но не мешает ПВО Асада делать это.

Вот он – новый виток осложнения ситуации: на протяжении длительного времени израильские стратеги, придерживаясь нейтралитета по отношению к сирийским баталиям, даже не планировали создавать проблемы для армии Асада (еще недавно в Иерусалиме преобладало мнение, что Асад, мол, «меньшее из зол» в Сирии). Сегодня, однако, сирийская армия все чаще обеспечивает прикрытие для подразделений иранского Корпуса стражей Исламской революции и «Хезболлы», поскольку те были и остаются главной ударной силой Дамаска–Москвы–Тегерана «на земле». Израильская разведка считает, что иранцы не просто «окапываются» в Сирии надолго, но и строят там заводы по производству ракет для армии Асада и «Хезболлы». Все это вкупе означает, что, с точки зрения израильских стратегов, у них нет выбора – в логической конструкции «бить или не бить» знака вопроса нет. Конечно, бить.

Похоже, что и иранские генералы более не намерены скрываться под сирийским прикрытием, поскольку оно перестает защищать их от ударов, приписываемых Израилю. И они откровенно грозят Израилю «полным уничтожением». На днях в эвакуированном боевиками городе Дума побывал Али Акбар Велайяти, советник духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи по вопросам внешней политики. И из этого города, название которого звучит в эти дни на весь мир, не преминул пригрозить Израилю.

Наращивание де-факто израильского вмешательства в Сирии становится очевидной проблемой как для Асада, так и для его партнеров. Особенно для России, которую Дамаск и Тегеран непублично критикуют за «чрезмерную терпимость по отношению к Израилю». Неудивительно, что Москва начинает постепенно «замечать» и критиковать «агрессивные действия Израиля». Так, впервые еврейское государство было упомянуто в этом контексте представителем Минобороны РФ 9 апреля в связи с ракетным ударом по сирийской авиабазе. Это может сигнализировать о грядущем изменении правил поведения, некогда оговоренных Россией и Израилем. Действительно, в отношении безопасности Израиля у России нет формальных обязательств (таковые есть у Соединенных Штатов), но у Кремля и Арбатской площади есть партнерские обязательства перед Ираном – как минимум в Сирии.

«Прятать» присутствие Ирана в Сирии (от глаз Израиля) становится тяжелее и Дамаску, и Москве. Тем более если представители Хаменеи расхаживают по улицам таких чувствительных для всего мира городов, как Дума. Для того чтобы разжечь в этих условиях пламя нового конфликта (уже ирано-сирийско-израильского), иранцам даже не надо первыми нападать на Израиль. Достаточно просто создать внушительный (пугающий) военный объект или построить оружейный завод где-то в Сирии, которые, несомненно, будут сметены ударами «неизвестных» самолетов. И в какой-то момент Иран наверняка ответит атакой на Израиль. В этом случае уния Путин–Нетаньяху вряд ли сработает: Израиль не преминет нанести настолько мощные удары (скорее всего с участием Пентагона), которые ликвидируют как военный потенциал самой Сирии, так и иранское присутствие в этой стране.

«Шахматная доска» сирийского конфликта может оказаться перевернутой с неожиданной стороны (то есть отнюдь не повстанцами). А что в этой ситуации делать России? Разве что опять попытаться уйти в сторону. Если позволят Тегеран и Дамаск.

(см.НГ)
Александр ШУМИЛИН, главный научный сотрудник Института Европы РАН
Loading...