Россия в современном мире

 Экспертно-аналитический портал
Ср, 22 ноября 2017Ср
$ 59.46
69.82

После Сирии Ливан становится полем противостояния суннитов и шиитов на Ближнем Востоке

10.11.2017


Саудовская Аравия и другие арабские монархии призывают своих граждан срочно покинуть Ливан. Руководство Ирана, как и президент Ливана Мишель Аун, считают, что саудовские власти насильственно удерживают в Эр-Рияде премьер-министра Страны Кедра Саада аль-Харири. Французский президент Мануэль Макрон прервал свой визит в ОАЭ и вылетел в Эр-Рияд, чтобы понять происходящее. Понятно, между тем, что речь идет о новой эскалации отношений между суннитскими монархиями и шиитским Ираном. Извечное (практически полутора тысячелетнее) противостояние между шиитами и суннитами на Ближнем Востоке из еще недавно, скажем так, фонового становится главным водоразделом происходящего в регионе. В огромной степени этому способствует продолжающийся сирийский кризис. Его прямые отголоски мы слышим сегодня в Йемене, Ираке, Катаре, а теперь и в Ливане.

На первый взгляд, казалось бы, мало что общего между перехваченной 5 ноября вблизи столицы Саудовского королевства баллистической ракетой, запущенной хуситами из Йемена, и отставкой премьер-министра Ливана Саада аль-Харири. А общее есть, и это не только совпадение этих событий по месту и времени (ливанский премьер объявил 5 ноября о своей отставке, находясь в Эр-Рияде). Общее в том, что запущенная из Йемена ракета произведена в Иране и поставлена хуситам по каналам, отлаженным иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Не удивительно, что в ответ саудовцы и их союзники (а это коалиция суннитских монархий в Персидском заливе) первым делом перекрыли доступ во все йеменские порты: судя по всему, практиковавшийся до сих пор с 2015 года досмотр направлявшихся в Йемен судов дал сбой и иранские ракеты вновь пополнили арсеналы хуситов-шиитов. А теперь запускаются последними уже и по столице саудовского королевства, пролетая вблизи двух главных мусульманских святынь в Мекке и Медине. В последний раз Эр-Рияд подвергался ракетному обстрелу иракским диктатором Саддамом Хусейном в ходе войны всего мира против него («Буря в пустыне») в 1991 году. Тогда Саддам был наказан за оккупацию соседнего Кувейта и мусульманский мир пришел в состояние относительного спокойствия. Но, как выясняется, не надолго – на четверть века, а именно до момента, когда в сирийском кризисе Иран с помощью ВКС России (после 2015 года) взял верх над своими оппонентами суннитами. И теперь аятоллы из Тегерана подстрекают братьев-шиитов к восстанию против законной (в основном – суннитской) власти в других арабских странах. Именно это и происходит в Йемене – спровоцированное Ираном восстание местных хуситов-шиитов против с трудом достигнутого в 2013-2014 годах политического компромисса между племенами и политическими партиями, вылившееся в захват ими и последовавшее затем изгнание законного президента Абду Раббу Мансура Хади.

 Обратимся теперь в ситуации вокруг премьера Ливана Саада аль-Харири. В своем заявлении об отставке он прямо обвинил шиитскую группировку «Хизбалла», ливанский вариант КСИР, созданный и вскормленный КСИРом иранским, в подготовке покушения на него по той же схеме, что было совершено убийство его отца Рафика Харири в 2005 году (взрыв автомобильного кортежа в центре Бейрута). Более того, в своем выступлении по саудовскому телевидению Саад аль-Харири обвинил Иран «во вмешательстве во внутренние дела Ливана» через своих пособников в лице «Хизбаллы». После этих слов, понятно, уже де-факто экс-премьер пояснил, что не намерен возвращаться в Бейрут. Более того, после заявления Харири столицу Ливана спешно покинули сотрудники саудовского посольства там – во избежание последствий открытых угроз их безопасности. 

Лидер «Партии Аллаха» (именно так переводится с арабского «Хизбалла») Хасан Насралла, возмущенный словами ливанского премьера, поспешил обвинить Саудовскую Аравию в неизбежно начинающемся политическом кризисе в Ливане. Свидетельство тому, мол, тот факт, что ливанский премьер объявил об отставке, находясь в Эр-Рияде. Приблизительно в том же духе и почти теми же словами отреагировал на происходящее президент Ливана Мишель Аун, давний и надежный политический партнер и соратник Ирана и шиитской «Хизбаллы» в Ливане.

Между тем такое развитие событий в Ливане уже давно предсказывали многие аналитики. Дело в том, что сирийский кризис оказал прямое воздействие на весьма хрупкую политическую и межконфессиональную ситуацию в Ливане. Механизм этого воздействия прост: поток беженцев из разбомбленной Сирии наполняет Ливан, создаются лагеря для беженцев (а таковые на 95 процентов сунниты), которые начинают охранять подразделения армии Ливана, где сунниты соседствуют с шиитами; беженцев-суннитов пытаются защитить и оказать им помощь различные сирийские группировки, борющиеся с Асадом (алавитом-шиитом), а заодно и нанести удар по «Хизбалле», ситуация в Ливане подогревается отдельными очагами боевых действий, спровоцированными происходящим в Сирии. Так в 2014 году из-за столкновений вокруг лагеря беженцев Арсаль многие ливанцы были охвачены возмущением, начав обвинять во всем «Хизбаллу», которая вмешалась в сирийский конфликт на стороне Асада и теперь взрывает Ливан.

Не удивительно, что в своем заявлении об отставке Саад аль-Харири делает акцент на главной причине – вмешательство Ирана и «Хизбаллы» в сирийский конфликт: «Иран навязывает Ливану и остальным арабским странам свершившиеся факты. Я отвергаю использование «Хизбаллой» оружия против сирийского народа». И добавляет, что у «Ирана есть сильное желание разрушить арабский мир».

Разрушить арабский мир будет сложнее, чем Ливан, который из-за хрупкости межконфессионального расклада в последние полвека разрушался неоднократно, но вновь воскресал из пепла благодаря усилиям арабских стран (конец многолетней гражданской войне там положили усилия арабских стран во главе с Саудовской Аравией на конференции в Таифе в 1989 году). Примечательно, что и в Израиле уже давно воспринимают политическую ситуацию в Ливане как полное де-факто преобладание шиитов, «Хизбаллы» и Ирана. Вот как описывал ее израильский аналитик Магед Атыф еще месяц назад со ссылкой на слова высокопоставленного израильского чиновника: «Давайте внесем ясность: Хасан Насралла – это Ливан, а Ливан – это Хасан Насралла. Нас же сейчас волнует вмешательство Ирана через «Хизбаллу» в сирийский конфликт. Если они приблизятся к Голанским высотам, то им не поздаровится».  

Но еще более определенно высказался по этому вопросу экс-министр обороны Израиля Моше Яалон на конференции по безопасности в Израиле в сентябре 2017 года. Он сказал так: «Нужно спросить, почему международное сообщество привыкло к тому, что Ливан был фактически взят в заложники террористической организацией, управляемой другой страной. Но реальность такова, что международное сообщество привыкло к существующему миропорядку и не занимается этим».

  

 

Александр Шумилин, руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов ИСКРАН
Loading...