Россия в современном мире

Экспертно-аналитический портал
Сб, 17 ноября 2018Сб
$ 0.00
0.00

Кто победил в Сирии? Или победил Сирию?

14.12.2017
Словосочетание "победа в Сирии" становится сегодня одним из самых расхожих и спорных. Находясь на авиабазе Хмеймим, Владимир Путин поздравил российских военных с победой (надо полагать, над запрещенной в РФ ИГИЛ), подчеркнув, что в результате Сирия сохранена как "суверенное, независимое государство". Спустя пару дней президент США Дональд Трамп в свою очередь заявил на церемонии подписания военного бюджета о победе над ИГИЛ в Сирии и Ираке. Глава Белого дома говорил о победе, одержанной не Соединенными Штатами, а международной коалицией. Западные политики заговорили о попытке Москвы "присвоить себе победу над ИГИЛ в Сирии". Представитель МИД РФ Мария Захарова в своем стиле обвинила западников в стремлении "скапитализдить нашу победу".


Ведущие мировые СМИ обращают внимание на то, что 11 декабря Владимир Путин "вихрем пролетел по Ближнему Востоку" (за один день посетил Сирию, Египет и Турцию), в третий раз заявив о "частичном выводе российских войск из Сирии". Корреспондент Neue Zurischer Zeitung Андреас Рюш вспоминает в этой связи русскую присказку "Бог троицу любит", которую, как он пишет, Кремль, очевидно, считает подходящей и для исхода военной операции в Сирии. Понятно, что автор имеет в виду: Москва уже объявляла о значительном выводе войск из Сирии в марте 2016 года и в январе 2017-го. Но, похоже, войска вновь приходилось возвращать (или не выводить). Данное же заявление Путина автор связывает с необходимостью снизить расходы на интервенцию и потребностью главы Кремля прорекламировать себя как глобального лидера.

Впрочем, и внутри страны Владимиру Путину надо оправдывать полезность проводимой (вряд ли завершенной) операции в Сирии: в этой связи в среду, 13 декабря, он направил на ратификацию в Госдуму подписанное еще 18 января 2017 года соглашение с Сирией о расширении территории пункта материально-технического обеспечения (МТО) ВМФ России в Тартусе на 49 лет (с автоматическим продлегием на следующие 25 лет). Территория пункта включает в себя береговую зону, водную акваторию в районе порта Тартус и причальную зону. В этом документе Дамаск выражает согласие с Москвой "в расширении территории пункта материально-технического обеспечения, а также в развитии и модернизации его инфраструктуры для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха членов экипажа". По имеющимся сведениям, в ближайшее время Россия сможет разместить в Тартусе одновременно до 11 военных кораблей, включая корабли с ядерной энергетической установкой. Но самое любопытное, пожалуй, в том, что этот объект будет пользоваться полным иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции сирийского государства. Вот как это оговорено в тексте документа: "Его движимое и недвижимое имущество пользуется иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий". Личный состав и работающие там члены экипажей освобождаются САР от всех налогов, сборов и пошлин.

В отличие от двух предыдущих объявлений о завершении операции в Сирии, нынешнее делается в полностью изменившейся стратегической обстановке: террористическая группировка ИГИЛ уничтожена, сирийские правительственные войска с помощью российских и иранских сил вернули под контроль последний недостающий район на западном берегу Евфрата, режим Асада контролирует эффективный маршрут поставок из соседнего Ирака. Правда, вся территория к востоку от Евфрата находится под контролем международной коалиции, выступающей против сохранения режима Башара Асада.

Руководство Пентагона, однако, скептически восприняло заявление Путина о масштабном выводе российских войск из Сирии. Там полагают, что заявление главы Кремля, как минимум, преждевременно. Американские генералы склонны полагать, что войска Асада слишком малочисленны, плохо оснащены и слабы, чтобы обеспечить безопасность в стране. У «Исламского государства» и других боевиков в Сирии есть широкие возможности для перегруппировки, особенно если политическое недовольство, которое привело к конфликту, останется без внимания. Ряд американских СМИ приводят следующее высказывание представителя Совета национальной безопасности США: "Мы считаем, что российские заявления о поражении ИГ преждевременны. В недавней истории мы не раз видели, когда за преждевременным объявлением победы следовала неспособность закрепить военные успехи, стабилизировать ситуацию и создать условия, препятствующие повторному появлению террористов".

Цитировавшийся выше корреспондент Neue Zurischer Zeitung Андреас Рюш обращает внимание в своей статье на еще один аспект. Перечислив несколько позиций, которые можно отнести к достижениям российской военной группы в Сирии, он пишет следующее: "Тем не менее, у российской победы отсутствуют и блеск, и долговечность", поскольку победные реляции омрачают бомбардировки жилых районов в восточном Алеппо и "то, насколько цинично Россия пыталась затушевать преступное применение Асадом химического оружия". Другие авторы той же газеты - Элиас Перабо и Фердинанд Дюр - считают, что "мирные протесты гражданского населения против беспощадного режима Асада привели к шестилетней гражданской войне, которая велась с крайней жестокостью. Запад подогревал конфликт своей нерешительностью и цинизмом". Газета приводит слова Карлы Дель Понте, экс-прокурора Международного трибунала ООН по бывшей Югославии и Международного трибунала ООН по Руанде и бывшего члена комиссии ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии, которая сказала, что не видела таких зверств за всю свою карьеру. И заключила такими словами: "Прошло семь лет, и ничего не произошло. Это скандал, это большой позор для международного сообщества".

В Сирии, продолжают авторы статьи, превращены в макулатуру все соглашения о защите мирных граждан, направленные на ограничение использования самого жестокого оружия. И это происходит в непосредственной близости от Европы. В статье возлагается моральная ответственность на европейские правительства: "При этом нельзя сказать, что мир просто наблюдал за происходящим, ничего не предпринимая. Война настолько интернационализирована, насколько это возможно: четыре из пяти стран - постоянных членов Совбеза ООН в конечном итоге способствовали "размыванию" права, часто бесцеремонно и всегда безнаказанно осуществляя авиаудары, в результате которых погибли, вероятно, тысячи мирных жителей".

Ну а что же Россия? Авторы статьи полагают, что Москва не в состоянии предоставить объемную экономическую помощь этой арабской стране. Более того, последующая политика России в послевоенной Сирии станет весьма затратной: "Остающиеся российские базы в Сирии будут не только символом новообретенной власти Москвы на Ближнем Востоке, но и символом груза, который ей еще долго придется нести на своих плечах".

Примечателен вывод, который делают журналисты Neue Zurischer Zeitung касательно перспектив политического урегулирования в Сирии. "В условиях, когда военная ситуация успокаивается и "Исламское государство" побеждено, - пишут они, - перспективы абсолютно не радужные: Саудовская Аравия, кажется, несколько отступила, занявшись войной в Йемене, в центре сирийской политики Турции стоит борьба против автономии курдов на севере Сирии. Однако кто придет на помощь жертвам, когда в результате режима Асада возникнет новая голодная катастрофа в пригородах Дамаска?" Можно добавить, что помимо голодной катастрофы вполне просматривается и очередная политическая катастрофа - в условиях несменяемости власти. 

В этом контексте ясно, что мало какая страна или группа стран антитеррористической коалиции под руководством США пойдут на оказание не просто гуманитарной (этот как раз возможно), а масштабной финансовой помощи для восстановления Сирии. И это -пока у власти в Дамаске будет сохраняться Башар Асад. Лишнее доказательство истины - воевать намного проще, чем строить мир.
Loading...