Россия в современном мире

 Экспертно-аналитический портал
Чт, 21 сентября 2017Чт
$ 58.13
69.77

Прорыв в Дейр аз-Зуре: военная победа или политическая ловушка для Асада?

06.09.2017
В последние дни сообщается о прорыве войсками Башара Асада блокады сирийского города Дейр аз-Зур. Чтобы акцентировать значимость события, Владимир Путин направил в этой связи поздравительную телеграмму Башару Асаду.

Комментируя это событие, глава Кремля назвал прорыв блокады "стратегической победой" над боевиками запрещенного в России "Исламского государства" и важным шагом на пути освобождения территории Сирии от терроризма". Накануне, между тем, Минобороны РФ сообщило о гибели еще двух российских контрактников - на сей раз на подступах к Дейр аз-Зуру.

Напомним, что территория провинции Дейр аз-Зур, прилегающая к одноименному городу, считается одним из последних оплотов террористов ИГ в Сирии - наряду со "столицей" халифата городом Ракка. На протяжении последних трех лет город находился под осадой и в окружении джихадистов при том, что оборону центра города держал 137-й полк правительственной армии Сирии.

Возвращение контроля над провинцией Дейр аз-Зур становится важнейшей целью Башара Асада. Причин две: первая - необходимость продемонстрировать активность сирийской армии и ее союзников (Ирана и Сирии) в противостоянии ИГИЛ; вторая - это провинция считается центром нефтяной промышленности страны. Конечно, контроль над нефтяными скважинами всегда веский аргумент для политиков, но насколько он важен и действенен в условиях гражданской войны - большой вопрос.

Как бы то ни было, но данная подвижка на поле боя побудила экспертов рассуждать о проблеске окончания боевых действий на территории Сирии. Журналисты же напрямую задают экспертам такой вопрос: Россия реально помогла Асаду вернуть нефтеносную провинцию Дейр аз-Зур - означает ли это, что тем самым приближен момент вывода ее войск из Сирии?

Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады, напоминает в этой связи, что Кремль ввязался в сирийский конфликт прежде всего ради сохранения режима Асада, но под видом борьбы с терроризмом. "И если с первой составляющей – поддержкой Асада – вроде бы все в порядке, то со второй были явные проблемы, – говорит он в интервью для "Голоса Америки". – Это уже стало вопросом имиджа для Москвы, ведь она непременно должна выглядеть участницей разгрома ИГ. Прорыв блокады Дейр аз-Зура отчасти создает какую-то основу для раскрутки этого тезиса".

Дело в том, чяитает эксперт, что для России борьба с ИГ была до сих пор задачей не первой значимости по сравнению с обеспечиванием выживаемости режима Асада. И действительно, с этой террористической группировкой больше борется международная коалиция, которая реально громит исламистов и в Ираке, и в Сирии. Шумилин утверждает, что "силы коалиции освободили Мосул, почти взяли Ракку. И Москве в этом контексте важно оказаться причастной к разгрому ИГ. Во многом ради символизма, чтобы можно было сказать, что и Россия с Асадом тоже борются с террористами. Хотя на самом деле главные противники у них были другие – оппозиция и связанные с ней группировки".

Иными словами, считает эксперт, российский контингент останется в Сирии и после падения Дейр-аз-Зур. Почему? Вот его ответ: "Уйти из Сирии Россия может только по достижению политического компромисса. А это возможно исключительно через Женеву. Необходимо возобновить политический процесс. Гражданская война продолжается, противостояние Асада и оппозиции сохраняется. Поэтому и военное присутствие России тоже будет сохраняться. Вопрос – чего ради? Наверное, ради снижения уровня военного противостояния в пределах зон деэскалации. Но полностью решить это проблему вряд ли возможно".

Со своей стороны Владимир Сотников, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, предположил в интервью для "Голоса Америки", что достаточно скоро можно будет услышать заявление российской стороны об окончании военной стадии операции в Сирии. "Когда возьмут Дейр аз-Зур и освободят другие ключевые населенные пункты, тогда, наверное, и будет сделано предварительное заявление о том, что военная фаза закончена, – полагает Сотников. – Но до полной победы над радикалами из ИГ еще далеко. Тактика этих боевиков весьма коварная. Понимая, что несут тяжелые потери, они могут рассредоточиться по мелким населенным пунктам и продолжать оказывать сопротивление. Следовательно, потребуются усилия ВКС".

На этом фоне примечательно, что по результатам недавнего опроса "Левада-Центра", половина россиян (49%) считают, что Россия должна как можно скорее завершить военную операцию в Сирии. За ее продолжение выступают около трети (30%) респондентов. По мнению Шумилина, этот фактор не может повлиять на сроки свертывания операции, поскольку, полагает он, Кремль скорее всего не будет к ним прислушиваться. Любопытно следующее замечание эксперты: "Если бы исследования проводил ВЦИОМ, который все делает в тесной координации с властной верхушкой, тогда эти выкладки можно было бы трактовать как аргумент в пользу подготовки ухода России из Сирии".

Прорыв Асада с союзниками в Дейр аз-Зоре рисует перспективу контроля этих сил над данной территорией, соседствующей с Раккой, которая скоро будет освобождена от террористов ИГ силами международной коалиции. Получается, что войска Асада с одной стороны и коалиции, с другой, будут вынуждены выстраивать между собой отношения на достаточно длительную перспективу. Ситуация в Сирии такова, что снижение интенсивности и сокращение географии боевых действий там отнюдь не означает наступление мирного времени. Гражданская война будет продолжаться не до военной победы, а до политического решения этой сложной проблемы раздела власти в Сирии. 

Заметим, что в данной ситуации для Башара Асада просматривается извечная ловушка: чем большие победы одерживает его армия при поддержке внешних сил, тем меньше его готовность к политическому компромиссу по окончательному урегулированию в Сирии. Ибо полной военной победы в данной ситуации быть не может. 
Loading...