Россия в современном мире

Экспертно-аналитический портал
Пн, 22 октября 2018Пн
$ 0.00
0.00

Катар: королевская охота с гигантским выкупом

19.07.2018

Список заложников, оказавшихся в плену у шиитской радикальной группировки «Катаиб Хезболла», был передан шейху Мухаммеду бен Абдуррахману ат-Тани, который готовился стать министром иностранных дел Катара. Изучив список, шейх увидел, что в числе захваченных террористами заложников оказались и двое его близких родственников. Шейх немедленно сообщил об этом послу Катара в Ираке, уполномочив его незамедлительно включиться в решение вопроса по их освобождению. Последующие 16 месяцев именно эти двое (глава МИД Катара и посол страны в Багдаде) будут полностью поглощены событиями вокруг кризиса с заложниками.

Картинки по запросу qatar falcon hunting ransom


Существует две версии произошедшего. По одной из них – Катар заплатил более миллиарда долларов террористам, чтобы освободить своих пленных. Деньги пошли как на финансирование террористических групп, так и на поддержку отдельных лиц, которые тоже известны цивилизованному миру как террористы. А именно: на счета группировки «Катаиб Хезболла» и террористической коалиции «Хайат Тахрир аш-Шам» (возглавляемой боевиками группировки «Джебхат ан-Нусра») и находящемуся под жесткими западными санкциями иранскому генералу Касему Сулеймани –командующему спецподразделением «Эль-Кудс» в составе КСИР, предназначенного для реализации военных и тайных операций за пределами Ирана.

По другой версии событий – на которой настаивает Катар – беспрецедентно высокая цена за освобождение заложников была заплачена, но деньги пошли не террористам, а иракскому государству. Более того - по этой версии, деньги все еще находятся в хранилище Центрального банка Ирака в Багдаде.

Историю витиеватых и длительных переговоров между министром иностранных дел Катара и катарским послом в Багдаде приводит Би-би-си, ссылаясь на «источники из правительства, враждебного Катару». Для начала уточняется, что упомянутый министр иностранных дел Катара - шейх Мухаммед - дальний родственник эмира. Министерское кресло он получил в достаточно молодом возрасте - в 35 лет, будучи по образованию экономистом.

Посол Катара в Ираке - Заид Аль-Хаярин, которому на момент событий было уже 50 лет - оказался более опытным человеком, прошедшим определенный путь в катарской разведке и дослужившийся до звания полковника. Он стал первым официальным послом Катара в Ираке за последние 27 лет, но не считал это назначение для себя «потолком» карьерного роста. Кризис с заложниками, возможно, как предполагает Би-би-си «был его шансом улучшить положение».

Версия событий такова: отправляясь в Ирак на охоту, члены королевской семьи Катара заранее были предупреждены о существующем риске. Однако они пренебрегли безопасностью и попали в ловушку. Лагерь, в котором расположились охотники, с самого раннего утра уже был переполнен пикапами с террористами, вооруженными пулеметами. Один из заложников рассказывал позже «Нью-Йорк Таймс», что поначалу они думали, что захвачены джихадистами ИГИЛа (организация, запрещенная в РФ – Ред.). Но потом по косвенным признакам догадались, что террористы – из шиитской группы.

Практически до весны 2016 года катарское правительство не располагало определенными данными относительно судьбы захваченных заложников. В марте месяце стало известно, что похитители были из «Катаиб Хезболла» - иракского шиитского ополчения, поддерживаемого Ираном. Террористы требовали денег. Посол Катара написал об этом шейху Мохаммеду: «Я сказал им, отдайте нам 14 человек и вы получите половину суммы». Сколько именно требовали террористы на этом этапе переговоров, «установить не удалось», как пишет в расследовании Би-би-си.

Картинки по запросу qatar falcon hunting ransom

Пять дней спустя боевики предложили освободить троих заложников. Катарский посол расценил это в своем сообщение как ожидание боевиками «жеста доброй воли» от катарского правительства и их желанием «скоро все закончить». Через пару дней посол уже прибыл в «зеленую зону» в Багдад - хорошо охраняемую часть города, где находятся иракское правительство и иностранные посольства.

Вместе с тем, атмосфера в «зеленой зоне» не складывалась благоприятно - сторонники шиитского клирика Моктады Садра устраивали протестные (против коррупции иракских властей) выступления, создавая напряженный фон для переговоров. Катарский посол напряженно ждал хоть каких-то признаков обещанного освобождения и сообщал в правительство, что «никогда еще не чувствовал столь глубокого разочарования и стресса», но не намерен «оставаться без заложников».

Вскоре состоялась встреча посла с похитителями, которые не сдержали обещание и явились не с заложниками, а с флешкой, содержащей видео-свидетельство одного из пленников.

Далее, как сообщается в источниках, следовали дальнейшие переговоры и уточнения относительно условий содержания заложников. Они были разделены, и члены королевской семьи были помещены в подвал без окон; другие содержались в ином месте и получали лучшее питание и медицинскую помощь. Все 16 месяцев кризиса эти люди провели в плену, полностью изолированные от внешнего мира. По утверждению Катара, беспрецедентная сумма выкупа был продиктована именно этими фактами.

Между тем, тексты и голосовые сообщения показывают, что похитители то и дело меняли свои требования: то Катар должен был покинуть возглавляемую Саудовской Аравией коалицию, сражающуюся с шиитскими повстанцами в Йемене; то - обеспечить освобождение иранских солдат, удерживаемых повстанцами в Сирии.

Затем опять шел торг по сумме. Помимо основной суммы, командиры милиции хотели получить дополнительные выплаты и для себя. Как было, к примеру, с переговорщиком Абу Мохаммедом из «Катаиб Хезболла», который напрямую сказал катарскому послу, что «хочет для себя 10» (миллионов долларов). «Я не дам вам 10 - воскликнул катарский посол. -  Только если вы вернете всех!», пообщеав все же для большей мотивации «купить ему квартиру в Ливане».

Катарский посол использовал в переговорах также двух иракских посредников, посетивших катарского министра иностранных дел, заранее оговорив «подарки» - 150 000 долларов наличными и пять часов Rolex.

В апреле 2016 года в телефонных расшифровках появляется новое имя: Касем Сулеймани - иранского покровителя «Катаиб Хезболлы». И, предположительно, в этот момент сумма выкупа достигла совей гигантской отметки - 1 млрд. долларов. Однако не все и тогда шло гладко. «Сулеймани встретился с похитителями и надавил на них, чтобы они взяли $1b. Но они не ответили,» - сообщал катарский посол в Доху.



Зависание в переговорах сохранялось до ноября 2016 года, пока в игру не был включен «новый элемент». Генерал Сулеймани потребовал, чтобы Катар помог выполнить так называемое "соглашение о четырех городах" в Сирии.

В тот момент два суннитских города, удерживаемых повстанцами, были окружены сирийским правительством, которое поддерживал Иран. Два других - шиитских города, лояльные правительству - также находились под осадой салафистских повстанцев, которых, судя по всему, поддерживал Катар. Суть соглашения сводилась к тому, что со всех четырех городов снимается осада, а население эвакуируется.

По словам посла, генерал Сулеймани донес до главарей группироваки «Катаиб Хезболла», что если шиитов спасут из-за соглашения о четырех городах, то было бы «позором» требовать еще и личной взятки.

«Но и ливанская Хезболла и иракская «Катаиб Хезболла» - все хотят денег, и считают это своим шансом, - написал катарский посол своему министру иностранных дел. «Они используют эту ситуацию к собственной выгоде... тем более, что они знают, что это - почти конец... Все они – воры», - уточнил посол.

Би-би-си поясняет, что источник, предоставивший материал для написания этого текста, является «враждебным Катару» и считает, что «сумма, фигурировавшая в обсуждениях между шейхом Мохаммедом и г-ном Хайареном, была порядка 1 млрд. долларов в качестве основного выкупа, к которой приплюсовались еще 150 млн. долларов в качестве «побочных платежей» или «откатов». Однако «тексты неоднозначны», утверждает издание. Не исключено, что «сделка с четырьмя городами» рассматривалась в качестве основного требования для освобождения заложников, и уже к этому плюсовались 150 млн. долларов в качестве личных платежей похитителям.

Кризис с освобождением заложников завершился в апреле 2017 года. Спецборт Qatar Airways прилетел в Багдад, чтобы доставить деньги и вывезти освобожденных заложников. Это подтвердили катарские чиновники, однако представители «Катарских Авиалиний» от комментариев отказались.



Кто именно и сколько получил денег в результате сделки, остается нераскрытым. Катарские чиновники подтверждают, что крупная сумма наличными была действительно отправлена в Багдад, но настаивают, что эти деньги предназначались иракскому правительству, а не террористам. Цель платежа - для «экономического развития» Ирака и «сотрудничества в области безопасности». «Мы хотели, чтобы иракское правительство полностью отвечало за безопасность заложников», - сообщили катарские чиновники.

Катарцы полагают, что они заключили сделку с министром внутренних дел Ирака. Он самолично ожидал самолет с грузом наличных катарских денег в аэропорту Багдада. Затем, как сообщают чиновники, появились вооруженные люди в военной форме без знаков отличия и унесли деньги, уложенные в черные вещевые сумки. «Мы до сих пор не знаем, кто они», - уточнил неназванный катарский чиновник. «Глава иракского МВД был отодвинут в сторону. И это могло произойти только по команде иракского премьер-министра Хайдера Аль-Абади,» - рассуждают в Катаре. Все попытки катарского премьера связаться с аль-Абади успехом не увенчались - он не выходил на связь.

Позже иракский премьер провел пресс-конференцию, на которой заявил, что «взял под контроль поступившие от Катара деньги». И уточнил, что хотя деньги и «были изъяты», освобождение заложников продолжалось, так как это было прямым следствием «соглашения о четырех городах».

Из этих текстов следовало, что сотрудник катарской разведки Джасем Бин Фахад аль-Тани, предположительно член королевской семьи, участвовал в контактах с похитителями. "46 автобусов" вывезли людей из двух Суннитских городов Сирии. "Мы вывезли 5000 человек за два дня, - написал Джасем Бин Фахад. "Сейчас мы берем 3000... Мы не хотим никаких взрывов.

Несколько дней спустя и шиитские города были эвакуированы. Шейх Мохаммед прислал текст о том, что " 3000 [шиитов] находятся в обменном пункте... когда мы увидим наших людей, я позволю автобусам двигаться.

Отметим, что источник, из правительства, предоставивший Би-би-си расшифровки текстов и голосовых сообщений катарских чиновников, утверждает, что материалы доказывают факт финансирования Катаром террористов.

Вскоре после этого инцидента Катар был подвергнут экономической блокаде со стороны Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Египта. Эти страны обвиняют Катар в «долгой истории» финансирования терроризма.

Одно из голосовых сообщений катарского посла вызывает особый интерес, по мнению источника. В нем он описывает рассказ лидера «Катаиб Хезболлы», подчеркнувшего факт так называемого «исторического платежа его высочества эмира Катара» в размере 50 млн долларов, направленный якобы в «Катаиб Хезболлу». Катарская сторона этот акт не опровергает, однако разъясняет, что «это говорит о поддержке шиитов в целом».

Как долго продлится блокада Катара, будет всецело зависеть от того, кто выиграет спор, разразившийся в Персидском заливе, о причастности Дохи к «финансированию терроризма».

Отчасти это и борьба за правдивые факты относительно деталей освобождения катарских заложников и катарско-багдадского «депозита». Какова истинная роль иракского правительства в этом запутанном деле? Был ли это гигансткий выкуп депозит на благо Ирака или перераспределение денег? На данный момент эта тайна остается нераскрытой.

Этот региональный спор вызвал интенсивную и дорогостоящую кампанию взломов, утечки информации и брифингов в Вашингтоне и в Лондоне.

Отметим, что катарские чиновники признали подлинность использованных в материале текстов и голосовых сообщений. Однако они считают, что тексты редактировались «очень избирательно», что вводит читателя в заблуждение. Стенограммы, на которые ссылается источник, были опубликованы им в «Вашингтон пост» в апреле 2018 года. Официального опровержения от Дохи не последовало.


In this photo released by Qatar News Agency, Emir of Qatar Sheikh Tamim bin Hamad Al Thani, right, receives a released Qatari hostage at the Doha airport in Doha, Qatar Friday, April 21, 2017. After nearly a year and a half in captivity, Qatar on Friday secured the release of 26 hostages, including members of its ruling family, in what became possibly the region's most complex and sensitive hostage negotiation deal in recent years. (Qatar News Agency via AP)

Сразу же после публикации этой статьи катарский чиновник сообщил Би-би-си, что отец катарского эмира заплатил 50 млн.долларов «за гуманитарную помощь». "У Катара есть история предоставления гуманитарной помощи нуждающимся, - уточнил чиновник из Дохи, - независимо от религии или расы. Были ли они суннитами или шиитами, не учитывались при принятии решений».

   Оригинал на сайте Би-Би-Си

Пол Вуд, Би-би-си, Доха
Loading...